Калмаков Николай Константинович [1873—1955]

Родился в Италии в семье русского генерала.

Учился на юридическом факультете Петербургского университета, живописью занимался самостоятельно. Испытал влияние Л.С. Бакста и К.А. Сомова. Входил в группу "Треугольник", участвовал в выставках "Мира искусства". Сотрудничал с журналами.

С подачи своей гувернантки-немки маленький Коля Калмаков еще в раннем детстве увлекся фантастическим миром сказок братьев Гримм и Э.Т.А. Гофмана. Сам он рассказывал об этом так: «К девяти годам я очень часто уединялся в самой дальней части дома, где старательно запирался и потом один в темноте бесконечно долго и властно призывал появление дьявола».

Впоследствии любовь к страшному, дьявольскому, странно-патологичному станет доминирующей темой живописи художника. Ренэ Герра определил характер живописи Николая Калмакова как «демонический символизм и эзотерическую магию». Под эти определения подходят и графические коллажи художника («Фантастические деревья на фоне красного заката», 1913), где всему неживому придаются антропоморфные черты, а любая незначительная деталь разрастается до масштаба космического катаклизма, и его эротические произведения («Китаянка», 1913), по-модернистски откровенные и необычные, и декоративные панно («Смерть», 1913), и «демонические» автопортреты («Автопортрет в стиле Любовика XIV, 1923), и, конечно, его знаменитая театральная графика.

Так, созданные Калмаковым костюмы и декорации к пьесе Леонида Андреева «Черные маски», произвели большое впечатление на современников, а графические листы к спектаклю по пьесе Оскара Уайльда «Саломея» до сих пор считаются непревзойденной классикой художественно-театрального искусства.

Своими произведениями стремился вызывать эмоциональный шок у зрителя. После 1917 г. находился в эмиграции, жил в Париже.