Ковалевская Зинаида Михайловна [1902—1979]

Художница родилась в городе Вольске Саратовской губернии, где жили родители ее матери, а детство и юность Зина провела в Казани.
Дед будущей художницы был известным ученым-востоковедом. Осип (есть варианты имени – Иосиф и Юзеф) Михайлович Ковалевский (9 января 1801 Белорусь - 20 октября 1878, Варшава) изучал древние языки и классическую литературу в Виленском университет, там он стал членом Тайного общества филоматов. В 1823 году был арестован и накануне декабристского восстания в 1824 году выслан из Вильно в Татарстан по указу императора Николая I. В Казанском университете он начал изучать восточные языки (арабский, персидский, татарский) и написал «Историю Казанского ханства». В 1827 году совершил длительное путешествие по Бурятии, Монголии и Китаю. В Сибири встречался с декабристами. С 1833 по 1860 год Ковалевский был профессором, а с 1855 по 1860 год — ректором Казанского университета. В 1862 он был назначен профессором Варшавского университета, переехал в Польшу, где и умер.
Три сына Осипа Михайловича посвятили свою жизнь науке и искусству. Старший Николай (8 (20) мая 1840 - 5 (17) сентября 1891) стал физиологом и написал более 30 научных трудов, в 1868 году был избран профессором кафедры физиологии Казанского университета, в 1878 году – деканом медицинского факультета, а в 1880 году — ректором университета, но через два года отказался от должности по болезни. Второй сын Павел (1843 - 1903) стал художником-баталистом, учился у Б.П. Виллевальде в Петербургской Академии художеств, а с 1898 был избран членом Академии и возглавил мастерскую батальной живописи Высшего художественного училища живописи, скульптуры и архитектуры при Академии. Об этом художнике я обязательно расскажу в дневнике.
А самый младший Михаил (отец Зинаиды) стал педагогом, историком искусства и этнографом. 
Поэтому любовь к живописи и востоковедению девочка впитывала с детства. Отец преподавал в разных учебных заведениях Казани, где читал лекции по искусству. В их доме традиционно собирались искусствоведы, музыканты, писатели и художники. Частыми гостями были историк искусства, руководитель археологических экспедиций в Среднюю Азию Борис Петрович Денике (1885 - 1941), педагог, один из основоположников казанского искусствознания Пётр Максимилианович Дульский (23 марта 1879 — 8 марта 1956), и историк искусства, библиофил, коллекционер, организатор охраны памятников культуры в Татарстане, практик и знаток музейного дела (всё это, конечно, впоследствии) Пётр Евгеньевич Корнилов (1896 −1981) и художник Павел Петрович Беньков (8 (20) декабря 1879 — 16 января 1949), окончивший Петербургскую Академию художеств, учившийся в парижской Академии Жюлиана и с 1909 года преподававший в художественных учебных заведениях Казани. Первые двое бывали в Средней Азии, поэтому увлеченно рассказывали о своих путешествиях, темами Бенькова были живопись и Париж, а Корнилов делился впечатлениями об учебе (тогда уже) в Петрограде.
Неудивительно, что после окончания школы Ковалевская решила стать художницей и в 1922 году поступила в Казанское художественное училище в класс к другу семьи Бенькову и уже именитому художнику Николаю Ивановичу Фешину (26 ноября (8 декабря по старому стилю) 1881 - 5 октября 1955), который с 1920 по 1923 год исполнял обязанности заведующего учебной частью училища.
Кстати, осенью 1916 года Николаю Фешину, единственному из художников российской провинции, было присвоено звание действительного члена Императорской Академии художеств, и он с 1910 года активно экспонировался на международных выставках в Европе и США.
На одном из сайтов прочел, что «юная художница влюбилась не в молодого красавца Фешина, а в своего не очень привлекательного и не молодого учителя». Хочу возразить, поскольку Беньков и Фешин были, во-первых, ровесниками с разницей в два года. Во-вторых, закономерна влюбленность в человека, которого девушка знала с детства, например, еще в 1914-15 годах Беньков написал «Портрет детей Ковалевских».
В-третьих, Фешин с 1913 года был женат на дочери директора Казанской художественной школы Александре Белькович, был счастлив в семейной жизни, имел дочь Ию, родившуюся в 1914 году, и вообще, в 1923 году иммигрировал в США, когда Зинаида только перешла на второй курс. 
Ну, и наконец, сам Беньков, после неудачной женитьбы на балерине Тарасевич в годы учебы в Петербурге, осенью 1911 года женился на своей ученице по Казанской художественной школе Ольге Петровне Траубенберг. Что, впрочем, наверное, не мешало иметь ему любовницу…
Еще будучи студенткой, Ковалевская в 1926 году вступает в Ассоциацию художников революционной России (АХРР, с 1928 — Ассоциация художников революции, АХР). Отмечу, что педагог Зинаиды – Беньков, вступил в АХРР еще в 1922 году.
Ковалевская в 1927 году окончила училище, активно выезжала в творческие командировки в колхозы Татарии, на Урал, в Сибирь, Красноярск. В этот период написаны жанровые полотна «Детский сад», «Плавка золота», «Татарка-прачка», «Пионерка» и «Молотьба в колхозе». Эти картины экспонировались на выставках АХРР в Казани и Москве, а дипломная работа художницы – «Мыловаренный завод», была приобретена Государственным музеем Татарстана.
В 1928 году Беньков, с которым бывшая его студентка продолжала тесно общаться, впервые посетил Узбекистан, побывал в Бухаре. На поездку его сподвигли общение с доктором А. Г. Терегуловым, у которого в Бухаре были родственники, и рассказы художника В. К. Тимофеева, побывавшего в Узбекистане. Беньков приезжал в Узбекистан последующие три года, а в 1931 году вместе с семьей переехал в Самарканд, навсегда связав свою жизнь с этим городом.Интересный факт: Павел Беньков не привез в Самарканд ничего из ранее созданного им в Казани кроме двух-трех работ, в том числе «Портрета татарки», который он захватил, чтобы убеждать узбекских женщин позировать ему.
Обосновавшись на новом месте, Павел Петрович позвал к себе свою любимую ученицу. И Ковалевская, бросив все, поехала. Поэтому, возможно, художница действительно любила учителя, ведь своей семьи у нее никогда не было, но, смею предположить, любовь ее была безответна...
Все последующие годы Зинаида Ковалевская была большим другом семьи Бенькова, они жили по соседству – в одном доме, вместе преподавали в Самаркандском художественном училище, часто бывали на этюдах, писали одни и те же пейзажные мотивы и портретные образы. В 1945 году они одновременно написали портреты друг друга (которые представлены в начале материала).
В Самарканде Ковалевская устроилась работать художником на кафедру этнографии в Узбекском государственном научно-исследовательском институте (УзГНИИ). Она совершала поездки по районам области, изучала народные промыслы и национальный орнамент, для артели художественной вышивки «Труд женщин» писала эскизы вышивок, орнаментов для тюбетеек и сюзане (или сузани – настенный ковёр, вышитый шёлком или мулине по хлопчатобумажной ткани, шёлку или бархату, на подкладке, обшитый тесьмой или чёрной тканью).
В 1930-е годы Ковалевская написала сюжетные картины, посвященные жизни узбекского народа – «Кустарь» (1932), «Дервиши обманывают народ» (1935), «В бригаде молодежи», «Октябрины»,
«В ложе» (1937), «Победительница велопробега» (1939) и др.
Когда началась Великая Отечественная война, с осени 1941 года в Самарканд стали приезжать эвакуированные художественные заведения страны. По совету Бенькова Ковалевская в почти в 40 лет поступает в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры, с 1949 года носящий имя Ильи Репина, и в 1943 году заканчивает экстерном живописный факультет института. 
В годы Отечественной войны художница написала картины, которые считаются ее лучшими работами – «Юные значкисты» (1941), «Возвращайся с победой» (1942), «Дети в гостях у раненых» (1943). Патриотизм и гуманность узбекского народа Ковалевская отразила в картине «В новой семье», показав заботу об эвакуированных детях. В декабре 1942 года картины художницы экспонировались на Всесоюзной передвижной выставке «Отечественная война» в Москве.
Творческой жизни 3инаиды Ковалевской сопутствовала и ее педагогическая деятельность.
Насчет педагогического стажа Ковалевской в разных источниках встречаются разночтения в датах.
С самого приезда художница поддерживала своего учителя Бенькова в его стремлении развить и популяризировать художественное училище, основанное в Самарканде в 1919 году, а затем преподавала в нем. А разночтения в том, что в некоторых источниках написано, что Ковалевская стала преподавать в училище с 1932 года, в то время, как в других написано, что только получив диплом об окончании института, художница получила право преподавать и, соответственно, работала в художественном училище с 1945 по 1949 год.
В 1949 году Самаркандское художественное училище было присоединено к Ташкентскому художественному техникуму и переведено в столицу республики. Это событие тяжело повлияло на Бенькова, который считал училище своим «детищем», ведь здесь были воспитаны первые узбекские живописцы, старый художник тяжело заболел и в январе 1949 года умер. Через несколько лет художественному училищу в Ташкенте было присвоено его имя. Ковалевская не уехала из Самарканда, оставшись жить в городе до конца жизни, здесь были ее ученики, любимый город и работа.
В послевоенные годы художница продолжает плодотворно работать, пишет пейзажи, портреты, натюрморты, бытовые сценки и сюжетные полотна. Она выезжает в колхозы, наблюдая жизнь тружеников, воспевает образы женщин-ткачих и вышивальщиц. Среди известных послевоенных работ – «Мастера народного творчества» (1947), показанная на выставке «Советская женщина в искусстве» в Париже в 1948 году, «Сбор помидоров» (картина находится в Музее русского искусства в Миннеаполисе, США), «Премирование хлопкоробов» (1949), «На съезде знатных хлопкоробов» (1951) и «Первые выборы в Верховный Совет в Самарканде» (1951). Художница часто посещала Ургут - самое живописное место в области.
В 1953 году, в связи с 50-летием со дня рождения и 25-летием творческой деятельности, в Ташкенте состоялась персональная выставка Ковалевской, и художнице было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств Узбекистана. В 1964 году она получила звание Народного художника республики. 
Умерла Зинаида Ковалевская в Самарканде 25 ноября 1979 года.