Суетин Николай Михайлович [1897—1954]

 

Родился в поселке Мятлевская (Калужская губерния) в семье начальника местной железнодорожной станции. В начале 1910-х годов учился в Кадетском корпусе в Петербурге и увлекся в эти годы рисованием. С началом Первой мировой войны был мобилизован. С 1915 служил в Витебске, где в 1918 записался в Народную художественную школу, созданную М. З. Шагалом Шагал Марк (Моисей) Захарович Шагал Марк (Моисей) Захарович [1887—1985] Российский и французский художник. Занимался сценографией. Один из самых известных представителей художественного авангарда XX века...., а в 1919–1920, познакомившись с К.Малевичем Малевич Казимир Северинович Малевич Казимир Северинович [1978—1935] Русский художник, теоретик искусства, педагог и философ. Основоположник супрематизма — направления в абстрактном искусстве...., вошел в «Уновис». В 1922 демобилизовался и переехал в Петроград; начал работать на Государственном фарфоровом заводе в качестве художника-композитора.

Досупрематическое творчество художника малозначительно – он как бы стартовал с «Уновиса». Сыграл исключительно важную роль в процессе предметного выражения идей основоположника супрематизма, – тех идей, которым сам Малевич лишь весьма редко придавал декоративно-прикладное воплощение. Активный сотрудник Музея художественной культуры и Инхука (с 1924), Суетин осмыслял свои геометрические абстракции как чертежи для универсального преображения окружающих человека форм. Его модели-«архитектоны», разработки особого «супрематического ордера», так и остались (в том, что касается зодчества как такового) в основном в статусе моделей, лишь в весьма урезанном виде претворившись в реальные постройки. Как художник по фарфору он произвел настоящую революцию, радикально видоизменив как декор, так и саму структуру изделий – в результате отказа от каких бы то ни было исторических стилизаций ради элегантно-строгого геометризма (чашки, блюдца, вазы-«суетоны» и сервизы, лучше всего представленные в Музее ленинградского фарфорового завода). Позднее вслед за своим учителем перешел от чистой геометрии к «метафизическим», условно-знаковым фигуративным образам, что сказалось и в станковом (крестьянские мотивы конца 1920-х годов), и в декоративно-прикладном (сервиз Бабы, 1930).